Живите и радуйтесь – ведь какое это благо – жить! 112 лет назад родилась Татьяна Ивановна Пельтцер

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Пельтцер
Собранная, хозяйственная, разборчивая даже в мелочах – наверное, такой и должна быть «всенародная бабушка». Так Татьяну Пельтцер называли телезрители. А вот она сама почему-то называла себя «старухой» Правда всегда добавляла «счастливая».

Он всегда была острой на язык. Это острота, щедро смешанная с неприязнью к фальши в любом проявлении и абсолютной прямолинейностью, многим была словно кость в горле.  Ее не любили, причем,  совершенно не стесняясь говорить об этом вслух.  Однажды ей прямо на собрании труппы сказали «А Вы, Татьяна Ивановна, помолчали бы! Вас вообще никто не любит, кроме народа!» А разве есть похвала для актера, выше любви и признания..?

При этом она совершенно не стеснялась покровительствовать своим любимцам и умела ценить и уважать дружбу. Часто она собирала у себя дома тех артистов, которых их руководители считали «безнадежными».  Она могла легко оторваться от «людей в штатском» где-нибудь на гастролях в Париже, чтобы погулять с друзьями  по ночному городу, заглядывая во все «злачные» заведения.

Она обожала анекдоты. И рассказывала их блестяще. Она была озорной не по возрасту и могла легко забраться на стол и, болтая ногами, есть бутерброд.
Только вот при всей этой совершенной простоте  и непомерном озорстве она была мастером. Она совершенно точно, без подсказок режиссера, сыграть сцену так, что даже дубля не требовалось – настолько все было отточено и гармонично.
А режиссеры боялись ее взрывного характера – любая перепалка перед съемкой давала ей заряд бодрости. При этом ей прощали все. За ее уникальность, неповторимость и умение вытянуть даже самую, казалось бы, безнадежную роль.

Ее талант был оценен еще при жизни: и звание Народной артистки СССР, и приз Венецианского фестиваля, жюри которого было потрясено ее игрой в «Приключениях желтого чемоданчика».

А сама Татьяна Ивановна, несмотря на свою невероятную знаменитость, к каждой своей роли, к каждой работе относилась очень трепетно. Когда снимали «Ивана Бровкина» никто и не скрывал, что роль Пельтцер – не самая важная. И только после выхода фильма на экраны все поняли, что фильм состоялся, в том числе, и благодаря ее работе. И уже следующий фильм «Иван Бровкин на целине» роль матери писали специально для нее и под ее талант.

Татьяна Ивановна могла с легкостью сняться  у неизвестного зрителям режиссера, объясняя свой поступок словами «Он, кажется, талантлив. Надо помочь…»
Она, не желающая признавать свой возраст, была всегда бодра, подтянута и весела – лучшего примера для коллег найти было трудно. Когда она слышала жалобы коллег на неустроенность, могла сказать «Да что вы плачетесь! Живите и радуйтесь – ведь какое это благо – жить!»

Об ее скромности ходили легенды. Хотя Татьяна Ивановна очень любила, когда ее узнавали. Но пользоваться своим именем она стеснялась и не умела. Ее все время пытались угостить продавцы, а она терялась и говорила «нет, нет, я не бедная, у меня есть деньги» и торопилась достать кошелек.

Такой она и осталась в памяти миллионов. Бесконечно доброй, озорной, совершенно разной, уникальной и неповторимой. Наверное такой и должна быть настоящая и любимая бабушка…

comments powered by HyperComments