Роман, который длится 40 лет

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

  • Мягкотелый до неприличия старший статистик в обязательном скучном галстуке, у которого «мальчик и еще…мальчик», и властная, почти деспотичная начальница неопределенного возраста и еще более неопределенной внешности. Не самые выдающиеся герои. А их отношения не самый закрученный сюжет для фильма.
    Ни тебе перестрелок, погонь, юмора на грани. Даже банальных любовных сцен в привычном понимании зрителя – и тех нет.
    Казалось бы, что фильм о скучных взаимоотношениях в простом советском учреждении, по определению не может быть интересным и увлекательным. Так бы оно и было, если бы не режиссер и авторы сценария – Эльдар Рязанов и Эмиль Брагинский и актерский состав – Мягков, Фрейндлих, Басилашвили, Ахеджакова. И если бы этот фильм не был тем самым «Служебным романом»К концу 70-х годов страна уже привыкла к тому, что любая картина режиссера обречена на успех. Даже суровые советские критики, похожие на героиню Фрейндлих, — суровые, требовательные, не понимающие порой шуток, идущих в разрез с официальной линией, — и те не стали досаждать ни авторам, ни зрителям. Ограничились тем, что принято называть интригой, мол, актерский состав прекрасен, сюжетная линия неплохая, да сценарий хорош, так что сами увидите и обязательно обрадуетесь.Началось все с того, что Брагинский и Рязанов написали пьесу «Сослуживцы». И хотя на работу по созданию ушел всего лишь месяц, за фильм взялись спустя почти пять лет. Сценарий к фильму, естественно, писали тоже дуэтом. Не было проблем и с актерами – все те, кто появляется в кадре, были уже давно известны режиссеру, он просто набирал тех, с кем успел или планировал поработать на съемках «Иронии судьбы»: Андрей Мягков, Лия Ахеджакова, даже Олег Басилашвили, Алиса Фрейндлих и Светлана Немоляева пробовались для съемок в предыдущей картине.
    Перед началом съемок произошло довольно уникальное событие для советского кинематографа: худсовет просто не стал «перебирать» актеров, а просто разрешил снять без всяких проб и, самое главное, утверждений сверху, тех, кого хотел видеть режиссер.Трудности  возникли там, где их никто и не ждал. Мягков, был слишком лиричен и чрезмерно романтичен – сказалась роль Жени Лукашина в предыдущей картине. Да и Фрейндлих, игравшая королев и баронесс, как-то не вязалась у зрителя с образом серой мымры. Поэтому и режиссер, и сами актеры вовсю старались сделать главных героев до неприличия невзрачными. Именно поэтому Калугина и Новосельцев почти всю картину щеголяют в бесформенных, порой уродливых костюмах непонятного размера и вида. Кстати, образ героини был завершен случайно: актрисе посоветовали надеть очки, которые на всякий случай принес на съемочную площадку оператор картины Владимир Нахабцев. Алиса Бруновна надела очки и все поняли, что «мымра» состоялась.

    Сложности возникали, пожалуй, только с Басилашвили. Сначала актер доказывал, что лучше ему сыграть Новосельцева. При этом мало кто знал, что нежеланием играть предложенную роль была слишком уж говорящая фамилия героя – Самохвалов. Однако, Рязанова переубедить было трудно, а уже на съемках Басилашвили признавался, что режиссер, как всегда, безупречно распределил роли. Кроме этого актер совершенно не умел водить автомобиль, а по сценарию Самохвалов – счастливый обладатель «Волги». Пришлось срочно нанимать инструктора, но к моменту начала съемок картины Басилашвили все равно не достиг того уровня мастерства, чтобы спокойно водить машину. Кончилось все тем, что сначала самохваловская «Волга» чуть не задавила съемочную группу, а после и вовсе  снесла киоск «Союзпечати».

    Почти не видят зрители  и Фатюшина, играющего Верочкиного мужа. Успели снять только пару сцен, из которых было понятно, что пара ссорится из-за того, что герой Фатюшина вечно выбирает между женой и мотоциклом, после чего актер сильно заболел. Съемки переносить не стали и на ходу внесли изменения в сценарий, поэтому зрители о непростых отношениях Верочки узнают только из телефонных разговоров.

    Между прочим, в пьесе Верочка длиннонога и молода. А вот когда соавторы писали сценарий для картины, то образ меняли специально под Ахеджакову. Поэтому из пьесы оставили только то, что секретарша была модницей и любительницей дефицитных вещей.
    Зрители удивлялись и тому, как блестяще сыграла роль Шурочки, активистки, которой по фильму больше всех надо, актриса Людмила Иванова. А между тем сложно Ивановой и не было – она во время съемок была настоящим….председателем месткома театра «Современник».

    А еще зритель, порой даже не понимая, постоянно видит и еще одного главного героя. А вернее, героиню – Москву. Рязанов специально и очень красиво разбавил действие фильма московскими пейзажами. Именно для того, чтобы показать Москву, героев поселили в разных частях города. Режиссер вообще умудрился одним выстрелом убить сразу двух зайцев: мало того, что зрители видят столицу, так еще и подчеркнул социальный статус – Калугина и Самохвалов жили в престижных районах на Никитской и Горького, а те, кто «пониже» — где-нибудь на Чертановской улице, а то и вовсе в Подмосковье.

    Кстати, в картине был и еще один «герой». Хоть и неживой, но вполне именитый «актер». Конь, которого таскает Новосельцев, снимался и в «Бриллиантовой руке», и в «Семнадцати мгновениях» и в «Формуле любви».

    Отдельно надо сказать и о песне «У природы нет плохой погоды», которую слышит зритель. Рязанов долго перебирал стихотворения, чтобы передать их композитору Андрею Петрову. После долгих поисков, не увенчавшихся успехом, Рязанов просто взял и написал стихотворение, которое и передал как стихи английского поэта Блейка. Петров в «английской поэзии» был, видимо, не очень силен, поэтому подвоха и не заметил.
    А сама песня на следующий год стала лауреатом фестиваля «Песня-78».

    Вообще, фильм стал не просто фильмом о взаимоотношениях. Картина стала неким срезом, в котором без труда можно было увидеть то, чем жили люди на одной шестой части света в 70-х годах прошлого столетия. Почти тоже самое сделал Пушкин, написав Онегина.

    И фильм удался. Настолько, что разлетелся на цитаты. Настолько, что «служебный роман» теперь не только фильм. Настолько, что картину обязательно смотрят китайские студенты, изучающие русский язык.

    Так что сегодня, в день выхода картины, можно запросто произнести «долгих лет тебе, «Служебный роман» и услышать в ответ знаменитое калугинское «прекрасный тост!»

comments powered by HyperComments