Сумел я выжить, сумел полететь — и всё! 100 лет назад родился Алексей Петрович Маресьев

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

мар
В большинстве случаев  о подвиге этого человека узнают из книги. Каждая строка, написанная Борисом Полевым, переносит каждого читающего в ту страшную войну, каждый день которой был отмечен подвигом.  И каждый читающий эти строки — пропускает их через себя, буквально физически ощущая ту невероятную силу, которой был наделен герой.
Герой – это летчик Мересьев, прототипом которого стал Алексей Петрович Маресьев. Одна буква в фамилии и всего несколько фактов – вот, пожалуй, и все различие между двумя этими людьми. Все остальное – правда. Та самая невероятная правда, которая так часто случалась на той страшной войне.

Алексей Маресьев родился 20 мая 1916 года в Камышине, что на Волге. С детства мечтал об авиации, хотя казалось, что путь в нее был заказан: тяжелые послевоенные годы сказались на здоровье – Алексей перенес малярию, последствиями которой стал ревматизм. В то, что он будет летчиком, не верил почти никто. Кроме него самого. Даже два отказа, которые он получил в летном училище, не смогли заставить его забыть свою мечту. В 1934 году его направили на Дальний Восток – комсомольцу Маресьеву предстояло строить Комсомольск-на-Амуре. Именно там он и станет заниматься в местном аэроклубе.

На шаг ближе к своей мечте он стал после того, как его призвали в армию. Сначала был Сахалин, где он служил в 12-м авиапогранотряде, а чуть позже его направили в Читу, в школу военных пилотов. За год до начала войны он окончит Батайское авиационное училище, получит звание младшего лейтенанта и останется там в должности инструктора.

Что такое война Маресьев узнал в августе 1941 года, когда в составе 296-го истребительного авиационного полка оказался на Юго-Западном фронте. Советские летчики оказались не такой уж легкой мишенью, как считали гитлеровские асы: даже в условиях первого, самого тяжелого года, наши летчики могли и давали достойный отпор. Не стал исключением и Маресьев. К марту 1942 года, когда полк перебросили на Северо-Западный фронт, на счету нашего героя было 4 сбитых самолета противника.

История, которую знает почти каждый, началась 4 апреля 1942 года. Во время очередного вылета, самолет Маресьева, прикрывавший бомбардировщики, которые должны были атаковать немецкие позиции в районе «Демьянского котла», был сбит.

18 суток летчик боролся за жизнь, пробираясь сначала на разбитых ногах, а потом и вовсе ползком по уже таявшему снегу к позициям советских войск. Практически без еды, воды, на одном только «желании выбраться к своим и желании жить».
Желание Маресьева сбылось. Он выжил, в том числе и благодаря помощи совершенно незнакомых людей, которые как могли ухаживали за ним до прилета командира эскадрильи А.Н. Дехтяренко, который и доставил раненого Маресьева в Москву.

Врачи, увидевшие, в каком состоянии доставили летчика, сначала даже и не надеялись на его спасение. И только вмешательство известного профессора Н. Теребинского, спасло Маресьеву жизнь. Потом была операция, во время которой молодому летчику ампутировали обе голени. Казалось, что о возврате в авиацию речи идти уже не может. Но Маресьев не был бы собой, если не смог бы доказать обратное.

Итогом стало то, что в начале 1943 года он смог пройти медкомиссию, а в феврале совершил свой первый пробный вылет после долгого перерыва. В июне он смог добиться отправки на фронт. Командование сначала старалось не допускать Маресьева до боевых полетов – перед самым началом Курской битвы обстановка была слишком напряженной. Помог нашему герою командир эскадрильи А.М. Числов, который и взял Маресьева в вылет в качестве ведомого. В летчика наконец-то поверили. И не зря. Уже 20 июля 1943 года в воздушном бою Маресьев сбивает два истребителя Fw-190. Вот тогда о легендарном летчике узнал весь фронт, а одним из корреспондентов, приехавшим взять интервью оказался и Борис Полевой.

24 августа 1943 года Алексей Петрович был удостоен высшего звания – Герой Советского Союза.

Только в 1944 году Маресьев согласился перейти из боевого полка в управление вузов ВВС и стал летчиком-инструктором. К тому времени на его счету было 11 сбитых самолетов противника.

К своей славе Алексей Петрович относился с долей скептицизма, говоря, что не на всех Героев Полевой нашелся. Он никогда не считал себя легендарным, ничего не просил для себя, не требовал почестей – наверное, настоящие Герои и должны быть такими. И часто повторял, «…напрасно некоторые считают, что смелость можно проявить только на войне. В самой простой жизни может быть иной раз больше мужества и стойкости, чем в какой-нибудь военной биографии…»