История одного предательства. 30 сентября 1938 года было подписано Мюнхенское соглашение

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

%d0%bc%d1%8e%d0%bd%d1%85%d1%81%d0%be%d0%b3%d0%bb
В 1933 верховную власть в Германии получает Адольф Гитлер. Основной причиной того, что именно он получил должность рейхсканцлера, стал обычный реваншизм: Германия была слишком унижена Версальским мирным договором, поставившим точку в Первой мировой войне. Придя к власти, Гитлер во всеуслышание заявил о своих далеко идущих планах: это и восстановление былой военной и экономической мощи Германии, возврат потерянных территорий и приобретение нового жизненного пространства для уже новой великой Германии. Планы канцлера поддержало большинство населения, измученного кризисами, хотя были и те, кто считал, что прямое нарушение Версальского мирного договора вызовет крайнее недовольство Британии и Франции.

В 1936 году Гитлер начнет выполнять свои обещания, касающиеся потерянных территорий, —  в Рейнскую демилитаризованную зону вступит вермахт. При этом между уведомлением об одностороннем расторжении Германией всех договоров и вступлением солдат в Рейнскую зону не пройдет и дня.
В самой Германии ожидали немедленной реакции Британии и Франции на столь вопиющее нарушение Версальского договора, однако Лондон и Париж предпочли промолчать, хотя на тот момент имели все возможности для того, чтобы выбить немцев обратно.

Причин тому было несколько: и Британия и Франция были морально не готовы к новой войне, — слишком свежа была память об ужасах Первой мировой, да и основной угрозой считали не воинственного канцлера Германии, а большевизм и Сталина.

Вскоре Гитлер, прекрасно понимавший, что раз простили Рейнскую область, то простят и Австрию  включит последнюю в состав Германии: аншлюс вновь будет признан вполне законным как Францией, так и Британией.

После Австрии Европа терпеливо ожидала следующего шага.

Гитлер поспешил оправдать ожидания: теперь в сфере интересов Германии оказались Судетская область Чехословакии.
Чехословакия к тому времени была совсем молодым государством, — она была создана в 1918 году  после распада Австро-Венгрии при поддержке Антанты, в которую входили и Британия и Франция.
При этом, несмотря на молодость, Чехословакия была довольно мощным государством, — весьма развитая экономика, сильная армия, которая могла противостоять практически любой угрозе.

А вот Судетская область, как неотъемлемая часть Чехословакии, была довольно сложным регионом: Судеты входили в число наиболее развитых районов, но при этом население (большинство которого было немецким) все чаще выступало за воссоединение с Германией.

В 1938 году Судетская немецкая партия, возглавляемая Конрадом Генлейном, потребовала проведения референдума о присоединении Судет к Германии. При этом Генлейн должен был стать во главе путча, начало которого должно было совпасть с днем муниципальных выборов в Чехословакии.

В это время германские войска находились уже на границе с Чехословакией.

Вскоре Советский Союз и Франция заявляют о готовности немедленного вмешательства в Судетский кризис и открыто поддерживают чехословацкое правительство, с которым на тот момент были заключены международные договора.

Гитлер, понимавший, что этот ход остался не за ним, предлагает разрешить кризис за столом переговоров: как быть, если немецкое население хочет воссоединения с Германией, а совершенно несправедливая по отношению к немцам нынешняя ситуация, первопричины которой стоит искать в итогах Первой мировой войны, — это вовсе и не его вина.

В начале сентября вновь заявляет о себе Судетская немецкая партия: начинаются многочисленные, умело спровоцированные беспорядки, которое чехословацкое правительство будет вынуждено подавлять при помощи силы.

То, что происходило в начале сентября в Европе походило на театр абсурда: Даладье и Чемберлен обещали поддержать Чехословакию и…удовлетворить требования Гитлера.

А Гитлер, прекрасно понимавший все происходящее, умело раскачивал ситуацию.

15 сентября Чемберлен, горящий желанием «спасти мир», встречается с Гитлером в Баварских Альпах. На этой встрече канцлер вновь объясняет премьер-министру, что территории, населенные немцами, должны быть немецкими. И Чемберлен  услышал Гитлера.

Через несколько дней на консультациях с французской стороной было принято решение о том, что все территории Чехословакии, в которых проживает немецкое население, должны отойти к Германии.

Единственным союзником у Чехословакии, судьба которой была решена, оставался Советский Союз, который даже без помощи Франции и Британии, готов был выступить в Судетском конфликте на стороне Чехословакии.

В это же  у Германии появляется совершенно неожиданный союзник – Польша, которая в те годы была одержима манией величия не меньше Гитлера. Польские власти заявляют о том, что не будут пропускать советские войска через свою территорию.

Причина такого поведения стала понятна после того, как Польша выдвинула ультиматум о передачи ей Тешинской области.

И Гитлер, понимавший, что комбинация удалась, выдвигает ультиматум: либо Судеты переходят под полный контроль Германии, либо он, канцлер, «как первый солдат пойдет против Чехословакии», и еще раз повторяет, что это последняя территориальная претензия Германии в Европе.

29 сентября 1938 года в Мюнхене встретились Гитлер, Муссолини, Даладье и Чемберлен. Вопрос был только один: решение Судетского кризиса.
На встречу, в ходе которой планировалось решить судьбу Чехословакии, пригласили всех, кроме самих чехов: чешская делегация была допущена в зал только тогда, когда все вопросы были решены, — 30 сентября 1938 года.

После подписания Мюнхенского договора, который стал прекрасным образцом трусости и предательства, Чемберлен заявил в Лондоне, что «привез мир», а Даладье толпа приветствовала словами «Да здравствует мир!»

Ящик Пандоры был уже открыт. Оставалась единственная надежда, что Гитлер и правда успокоится после получения Судет.

Однако и эта надежда умрет менее чем через год, когда вермахт пересечет границу Польши, которая в свое время так спешила воспользоваться Судетским кризисом.
В Великобритании и Франции, которые вступят во Вторую Мировую войну почти одновременно с Польшей,  в те дни вспоминали слова, сказанные не Чемберленом, а Черчиллем: «Не думайте, что это конец. Это только начало расплаты».